У французов и в дирижабле дети рождаются

На фабрике, — принадлежит она братьям Вуазон, — не более пятидесяти рабочих. Их дело очень не хитрое и скорое. Удивительно просто, донельзя просто изготовление новых летательных снарядов. Решительно ничто не напоминает тут больших, дорогих, сложных приспособлений, — отдельных мастерских, машин, орудий, инструментов, — необходимых для производства автомобилей.

Тонко нарезанные деревянные дубовые планки, проволока, холст, легкие угловые металлические скрепы, отлитые по заказам на заводах вспомогательные металлические же части вот и почти весь строительный материал. Столярный и токарный станки — все рабочее снаряжение. Каждый аэроплан — дело рук четырех-пяти человек, — столяра, слесаря, обойщика, токаря, сборного механика. По данным им чертежам и размерам они изготовляют дирижабль в неделю. Исполнение их довольно грубое, заурядно-ремесленное. Оно только прочно и надежно, но без всяких забот о щегольстве отделки.

Когда остов самолета готов, в центре его, под навесом палатки, у сидений аэронавтов, укрепляют бензиновый мотор специальной конструкции с обслуживаемым им двигательным и направляющим рулевым аппаратом. Затем устанавливают аэроплан на особую тележку с резиновыми колесными подушками и везут его для испытательных полетов в чистое поле, на аэродром. Там он поступает в ведение воздухоплавателя специалиста. Мотор начинает действовать; пускают в ход двигательные части аппарата, и последний силой их поднимается на воздух, — поднимается исподволь, по наклонной к горизонту линии, плавно и легко, взмахивая своими крыльями, совсем наподобие большой птицы, — так и удерживается в пространстве во время полета.

Тут легко заметна, даже и для профанов, главная разница между немецким «цеппелином» и англо-французским «райтом». Первый легче воздуха и поднимается силой водорода; второй тяжелее воздуха и поднимается силой своих механических двигателей. Стоимость дирижаблей пока весьма значительна. В Германии сооружение каждого нового «цеппелина» — вопрос более, чем миллиона марок. На таком, пожалуй, накладно будет лететь. Но и «райты», невзирая на всю дешевизну их материала, и изготовления, обходятся в 20 — 25 тысяч франков, то есть, в 10 тысяч рублей каждый. Половину этой суммы впрочем представляет собой моторный ансамбль аэроплана. Французы надеются, однако, что в недалеком будущем с вступлением в аэронавтику коммерческой предприимчивости и коммерческого спроса на самолеты для путешествий, цена «райта» (без мотора) понизится до 1000 франков.

Это будет знаменательный поворот, между прочим, и в общественной жизни континента, в нравах и развлечениях зажиточной публики. Воздух заполнится двуногими летающими мотылями, и царство водевиля поднимется до высот заоблачных: дамы в новых шляпках прямо солнцу навстречу лететь будут и мужчины играть за выпивкой в карты на высоте 10-ти тысяч метров от земной планеты. Немало будет работы и газетным аэро репортерам по части надземных, происшествий, по крайней мере, на первых порах государственного и военного, полицейского и следственного, пассажирского и товарного, общественного и частного, спортивного и увеселительного воздухоплавания. Одно из происшествий, — первое в истории новейшей аэронавтики, — недавно, и было уже газетами зарегистрировано: в Париже муж-аэронавт поднялся на дирижабле с женой вдвоем, а опустились они на землю, через несколько часов втроем — с ними прибыл на аэродром и маленький воздухоплавательщик.

Связанные записи

Comments

Leave a Reply

Пожалуйста, не надо спама, сайт модерируется.

Чтобы следить за ответами, подпишись на фид: RSS 2.0!