Связь безработицы с переселением (часть 2)

Приведенные ранее цифры красноречивы, и невольно напрашиваются на объяснение. Правда, в эти же годы и переселение возросло до огромных размеров: в 1907 г. — 427.000 человек и в 1908 г. — 700.000 человек. За полгода в 1909 прошло в Сибирь — 448.125 душ, против 412.455 душ за те же месяцы 1908 года. Следовательно, сокращение ходачества в 1908 году не повлекло уменьшение размеров переселения, и произошло в силу стеснений в выдаче ходаческих свидетельств, с целью регулирования землеустройства.

Цифры ходачества росли с ростом безработицы. Люди шли в главной массе не за землей, а на заработки, подгоняемые страшным хлыстом, имя которому — голод. Что это так, видно из следующих цифр и мнения чинов переселенческой корпорации. Ходачество в Сибирь очень часто являлось по преимуществу замаскированным видом обычного временного отхода на заработки; это подтверждали все переселенческие чиновники в Сибири в Челябинске. На родину, без зачисления земли за первое десятилетие ХХ века возвратилось 71,8 % всего числа обратных ходоков, в 1907 году этот показатель увеличился до 72,7 %, а в 1908 году — до 75,4 %.

Если дешевый тариф по железной дороге можно было получить лишь, назвавшись ходоком, то неудивительно, что так и старались назваться много отхожих рабочих. Так, например, каждую осень совершалось движение в Сибирь костромских пимокатов, вятских и пермских плотников и стекольщиков и т. д. Сколько вернется назад ходоков 1907 и 1908 гг., без зачисления земли, трудно было предугадать, но в дальнейшие годы вплоть до начала Первой Мировой процент еще повышался, так как в, эти годы более всего прошло в Сибирь безработных. Эти кадры запасной рабочей армии заняли теперь в Сибири все отрасли производства и транспорта. Ходоки заполняли в Западной Сибири все трудовые ниши: сельское хозяйство, низшие должности на железной дороге, рыбные промыслы, ремесла, прииски и городские работы. Землеустроительные партии работали чуть ли не исключительно ходоками. Последние соглашались работать, иногда, за пониженную плату, сидели на одном черном хлебе и ухитрялись скапливать десятки рублей, которые регулярно посылают домой.

Для Сибири это явление не имело одинаковое значение для разных ее общественных групп. Сельские хозяева, предприниматели и казна получали в лице ходоков дешевую, сравнительно, рабочую силу. Им эти рабочие ходоки были нужны, как нужны помещикам приходящие из переполненных мест батраки. Рабочие же сталкивались, в лице ходоков, с конкурирующей на рабочем рынке силой, и силой, обостряющей безработицу. Вот где и в чем объяснение недовольства рабочих «самоходами». Характерно, что российские рабочие, пришедшие в Сибирь до 1905 года, ненавидели «самоходов» больше самих сибиряков. Понятное дело, что факт головокружительного падения заработной платы не может располагать к любовному отношению. С 1908 года российское правительство, с целью регулирования землеустройства, позволяло далеко не всем воспользоваться ходаческими свидетельствами. Но эта мера не привела к благоприятным последствиям. Во-первых, часто попадали в число ходоков те, кому действительно нужна была земля, а, во-вторых, в России задерживались массы безработных, которые там невольно обостряли положение рабочих.

Последние годы наши президенты затеивают снова реализацию проектов по привлечению большого количества рабочей силы в регионы России. И вот что непонятно — на что сделан расчет? Там и сейчас нет настолько огромной сети промышленности или жилищной инфраструктуры, чтобы туда было привлекательно переселяться. А рассчитывать на то, что переселенцы сами же себе все и настроят в Сибири, а заодно и рабочие места для себя создадут, наверно, все же — утопия.

Comments

Один - пусто. Стань первым! »

  1. […] началу 1906 года страна стояла лицом к лицу с огромной безработной армией, устремившейся на заработки в Сибирь, и с безработицей […]

Leave a Reply

Пожалуйста, не надо спама, сайт модерируется.

Чтобы следить за ответами, подпишись на фид: RSS 2.0!