Двигатель строительства железных дорог в России (часть 2)

За первые годы ХХ века из-за неурожаев в Европейской России массы сибирского хлеба хлынули туда, но в то же время очень скоро установилась за ним плохая репутация. В этом менее всего была виновата сама Сибирь, ибо господа Лидвали в 1906 и 07 годах специально скупили в Западной Сибири гнилой и лежалый хлеб, чтобы продать его русскими голодным деревням по дорогой цене. Однако для Сибири это не прошло даром.

Как писала «Торгово-Промышленная Газета»:

“нижегородские мукомолы в 1907 году взяли 5 миллионов пудов сибирского хлеба на выделку крупчатки. В 1908 году они уже предпочли ему высокосортную американскую пшеницу. Значительный рынок сразу был потерян. То же случилось и в Одессе, несмотря на реабилитацию сибирской пшеницы одесским биржевым комитетом. Браковки сибирского хлеба в Самаре и Казани также произвели на рынок дурное впечатление. Пойдите и поговорите теперь с российским потребителем хлеба, почитывающим газеты, и вы услышите от него, что сибирский хлеб очень плох. Известно, что худая слава далеко идет, ею не завоюешь ни одного рынка. Кто же станет брать в Европейской России и за границей сибирский хлеб, когда, чтобы сбыть, придется выдавать его за русский или американский!”

Все это указывало на очередную задачу сибирского сельского хозяйства — поднятие культуры ее хлеба — пшеницы и овса. Если бы даже и были найдены способы удешевления транспорта, без поднятия культуры нашего хлеба, ему не завоевать было новых, рынков, а с занятых быстро вытесняли конкуренты. К тому же, сто лет назад не было такой практики — как отправка крестьян для обмена опытом в Америке или Канаде (в районы со схожими погодными условиями). Определенное сельскохозяйственное обучение за рубежом продвигалось только обществом Александра Столыпина (брат Петра Столыпина) «Русское зерно». Но его возможности позволяли лишь направлять несколько десятков крестьян к европейским фермерам, где климатические условия не были такими, чтобы там черпать опыт для земледелия в Сибири.

В завоевании рынков для продуктов сибирского сельского хозяйства был залог развития ее производительных сил. Не говоря уже о том, что это же могло повысить уровень благосостояния среднего крестьянина, увеличить емкость территории, увеличить потребности в рабочей силе в сельском хозяйстве и в промышленности, изготовляющей сельскохозяйственные машины и орудия. Повышение покупательной способности крестьянина могло поставить на очередь вопрос об удовлетворении его потребностей, созданием собственной обрабатывающей промышленности: хлопчатобумажной, суконной и особенно металлургической. Соединение Сибири железной дорогой с Туркестаном дало бы ей хлопок, и здесь же, на месте сбыта, те же москвичи строили бы свои хлопчатобумажные фабрики, как владельцы среднеазиатских хлопковых плантаций. Конкуренция вынудила бы их сделать то, чего они боялись, как огня. С этим бы и развивалась торговля.

Но, стремясь к экономической самостоятельности, поднятием культуры продуктов сельского хозяйства и развитием производительных сил страны, сибиряки, вместе с тем, попутно должны были придти к сознанию необходимости разрешения вопроса о местном самоуправлении. То и другое тесно связано между собой. Поднять культуру сельскохозяйственных продуктов можно не циркулярами свыше, не бюрократическими экспериментами и не деятельностью чиновничьих сельскохозяйственных обществ, а самодеятельностью организованных низов. Последнее — не была мечта о недостижимом, а констатация нарождавшегося знаменательного явления. Жизнь учила сибиряка, и в массе он уже приходил к мысли о земском самоуправлении и сельскохозяйственной кооперации. То и другое могло стать орудием в достижении Сибирью экономической самостоятельности.

Все сказанное может резюмироваться так. Спасение сельского хозяйства Сибири было: во-первых, в расширении ее внутреннего рынка и, во-вторых, в экономическом завоевании внешних рынков. То и другое предполагало удешевление транспорта — за счет улучшением водных путей, порто-франко в устьях Оби, Енисея и Приморской области, постройки ряда железных дорог, установления правопорядка, введение и демократизация органов местного самоуправления и создание массовых деревенских коопераций и сельскохозяйственных обществ в сфере производства, сбыта, закупки нужного материала и кредита. Парадоксально, но большевики именно этим путем и начали развивать Сибирь. Только вот методы у них были, мягко говоря, излишне идеологизированными. А жаль.

Comments

Leave a Reply

Пожалуйста, не надо спама, сайт модерируется.

Чтобы следить за ответами, подпишись на фид: RSS 2.0!