Встреча в лесу

Трясогузка.

Прочитала моя супруга заметку о Гнильце в газете за 17 декабря 2010 года, написанную автором А. Киракосян, и взялась за больное сердце. Её очень удивило и огорчило, что в Гнилецкой средней школе обучается всего 21 ученик. Расстроило, что мало стало в селе детей.

В этом селе я много лет работал счетоводом-кассиром. Собирал налоги и страховые платежи. Народ здесь добрый, законопослушный, и работать мне было легко. В моей памяти всплыл интересный случай, о котором хочу рассказать. Наступила весна, погода установилась тёплая и солнечная, дни стали длиннее, экономический календарь позволил чаще отдыхать. Школьники успевали, придя из школы, подкрепиться, поиграть в весёлые спортивно-развлекательные игры и сделать уроки. В воскресенье решили сходить в лес.

В воскресный день мальчишки с. Никольское, проделав 7 км, прибыли в местный лес «Стежки». Они увидели лесную красоту: множество незнакомых цветов и трав. Услышали разноголосье птиц, воркование диких голубей и приятный голос одинокой печальной кукушки. Ребята хорошо отдохнули и насладились великолепием местного леса.

— Давайте сходим в соседний, Гнилецкий, — предложил кто-то из мальчишек.

Пройдя 1 км, ребята оказались в Гнилецком лесу. Старые вековые дубы упирались мощной кроной в облачное небо. У мальчишек проснулся нездоровый охотничий инстинкт. Они забыли, что являются пионерами образцовой школы. Взбирались на высокие дубы, отыскивали сорочьи и дроздиные гнёзда, разоряли их, выбирая яйца. Хвастались своей добычей и ловкостью лазания по деревьям. Встревоженные дрозды и сороки трещали по всему лесу. Вдруг на поляне появились неизвестные парни. Они удивлённо глядели на разорителей птичьих гнёзд. Между встретившимися мальчишками завязалась драка. Никольские очень любили кулачные бои. Кровоточили носы, пухли глаза и губы, вздувались полученные от ударов шишки. Никольские были окружены плотным кольцом местных мальчишек и девчонок. Перед дерущимися встал крепкий подросток, комсомолец Литягин Игнат. Драка была приостановлена. Был избран «президиум», и начался суд над побеждёнными за незаконное вторжение в чужой лес. А он вплотную примыкал к с. Гнилец. Никольских обвинили в разорении гнёзд, поломке молодых деревьев, сорванных и вытоптанных трав и цветов. Мальчишек построили всех в ряд.

Никольским пришлось искупать свою вину. Каждого заставляли рассказать на «отлично» стих А. С. Пушкина или М. Ю. Лермонтова. Плохой рассказчик или отказавшийся рассказывать получал по упрямому лбу пять щелчков. Мальчишки корчились от боли, перестраивались в другую шеренгу. Следующие рассказывали таблицу умножения, пели частушки. Постепенно Никольские стали привыкать к этой затее и выдумке гнилецких. Последнего попросили спеть песню «Широка страна моя родная». Крепкий, боевой парень весело и громко запел на весь лес известную всем песню. Последние строки подхватили все присутствующие, громко и весело пели: «И гудят, не смолкая, заводы, и шумят, расцветая, поля». Собравшиеся были довольны концовкой этой незабываемой встречи и мирно разошлись. Это говорит о том, что в селе были молодые, здоровые люди и защищали природу от хулиганов. Они могли выполнить любую работу.

Вместо послесловия

Отцы перестройки назвали этот период застойный. И снова невольно вспоминается песня: «И гудят, не смолкая, заводы, и шумят, расцветая, поля». Вспоминая эти крылатые слова, становится очень тяжело и грустно. В Муханове закрылся сушзавод. В Тросне пенькозавод, кирпичный. Неизвестно на каком сырье работает молокозавод. В Гнильце зарастают сорняками поля. В сёлах жить можно хорошо. Людям надо вернуть фермы. Нужна хорошо оплачиваемая работа. Будет работа — будут дети! Будет школа! Будет жить село!

А. Сдашников, село Никольское
Сельские Зори
29.04.2011

Связанные записи

Comments

Leave a Reply

Пожалуйста, не надо спама, сайт модерируется.

Чтобы следить за ответами, подпишись на фид: RSS 2.0!