О культработе с нацменьшинствами

Вполне понятно, что зимний всплеск волны ксенофобии в России удалось относительно снова “спустить на тормозах”. Но лишь на время. Проблемы то никуда не девались, тем более, они будут только прибавляться — если декларирования курса на модернизацию не являются одними словами. Модернизация мало чем отличается от любого процесса подобного рода, только во времена первой пятилетки это называли индустриализацией.

А методы были все те же — ввезти побольше рабочей силы со всей страны в места компактного проживания, туда, где нечто будет строиться, причем, крупное, серьезное и надолго. И ввозили, в том числе жителей других республик, следовательно, проблемы межэтнических конфликтов существовали. Но их решали в те времена. 1929 год, начало первой пятилетки. Сначала появилась критика в газете, а потом полетели головы соответствующих руководителей.

На словах профорганизации неизменно подчеркивают необходимость обеспечения интересов в культработе пролетариев из нацменьшинств. Например, в Донбассе недостаточно ведется культработа среди шахтеров-татар. В трех округах, где недавно произведено обследование культработы (округа Луганский, Артемовский и Сталинский), насчитывается около 15.000 горняков-татар. Неграмотных среди иих 30%. Рабочие-татары слабо вовлекаются в общественную жизнь. В производственных совещаниях участвуют 2 — 3 % татар.

Из 700 рабочих-татар на Раковском руднике (Сталинский округ) членами клуба состоят всего 7 человек; на весь же Сталинский округ, насчитывающий 6.000 татар-рабочих, членами клуба состоят всего 142 чел. Несмотря на наличие большого количества неграмотных и малограмотных среди татар, профорганизации начали в этом году свертывать татарские школы, ликбезы (макеевский и ветковский рудкомы закрыли школы ликбеза). Большое культурное дело было бы осуществлено, если бы был переведен на татарский язык колдоговор горняков (15.000 горняков-татар этого стоят), но ВУК горняков не удосужился это сделать.

В Ленинграде начитается плановая работа профсоюзов по культурно-просветительному обслуживанию рабочих национальных меньшинств, которых на некоторых крупных заводах имеется большое число. Например, на «Кр. Путиловце» — 1.160 поляков и латышей, а на «Кр. Треугольнике» — 2.000 поляков и эстонцев, на заводе им. Радищева — 250 татар, на Октябрьской желдороге — 400 финнов и т. п. С этих групп и решено начать обслуживание в обеденные перерывы в клубах — устройством самодеятельных вечеров и т. д. Как видно, ленинградский профсовет вспомнил о нацменьшинствах, лишь получив приглашение участвовать в происходящем в настоящее время совещании по культработе среди нацменьшинств.

Другой пример: обследование культработы в Новороссийске было выяснено, что в двух профорганизациях — строителей и местран, соединяющих одинаковое количестве нацменьшинств человек по 700 в каждой — армян, греков, татар и т. п., по-разному среди нацменьшинств ведется культработа. Местран проводит работу среди нацменьшинств, в клубе грузчиков несколько нацменовских кружков, проводятся лекции и беседы на армянском, греческом языках. Строители же почти ничего не делают среди своих членов союза нацменьшинств, и совершенно никакой культурной работы не ведется среди сезонников из нацменьшинств.

“Труд”, 1929 год.

Comments

Leave a Reply

Пожалуйста, не надо спама, сайт модерируется.

Чтобы следить за ответами, подпишись на фид: RSS 2.0!