На посту

Московская улица.

— Тэкс… Что перевозим?
— Да так… По мелочи… Мы с дачи едем. Вещички всякие везем.
— Знаем ваши вещички. Давай документ. Коля, глянь там, что в кузове?
— Мешки тут какие-то. С сыпучим веществом.
— Это, гражданин начальник, гексоген. Вот накладная.
— Ка-ак гексоген? Ты смотри, Коля, правда гексоген. Один и пять десятых тонны. Зачем вам столько?
— Для личных целей. Там все написано.
— Точно. «Для личного пользования». Где брали?
— Купил. Там штампик есть продавца.
— Смотри, и правда. «ГУМ, ПБОЮЛ Ибрагимов»… На оптовке чего не стал брать?
— А то не знаете! У них там все или китайское, или поддельное. Так и норовят сахар подсунуть.
— Это точно. У жены случай был… Так что за личные цели такие?
— Известные цели. Фейерверк делать буду. Новогоднюю шутиху.
— Полторы тонны???
— Большой фейерверк. Чтоб соседям тошно стало.
— Где это праздник такой намечается, если не секрет?
— Секрет.
— Тогда конечно, если секрет, не говорите. А то сюрприза не получится.
— Я и не говорю. Вы тоже помалкивайте. Вот, по соточке возьмите.
— А чего это у тебя, уважаемый, номерок на двигателе такой кривой?
— Дети баловались.
— Как, то есть баловались?
— Известно как. Руки слабые, неумелые. Баловство это, а не работа. Вот, еще по соточке возьмите.
— Действительно, руки поотшибать… А что это у вас с лицом?
— А что с лицом?
— Ну, оно такое… Кавказской национальности…
— Какой-такой кавказской? Я швед. На юге у жены родственники, загорел немного.
— Ничего себе немного! В декабре месяце! Коля, иди на шведа подивись!
— Да, швед. У меня и в паспорте отметка есть… Была… У меня зато шведские кроны есть. Хотите посмотреть? Берите, берите все. На память.
— Не фальшивые?
— С какой радости?
— Ну, знаешь, мы тут всякого насмотрелись. Ехай, землячок… Э, э, э… А что это за фотка на лобовухе? Баба, что ль твоя?
— Это не фотка. Это моя соседка. Дети бумагу пачкают.
— На Пугачеву похожа, да, Коль?
— Не. На Киркорова. Пошли, Петрович, во-он, еще грузовичок едет. До свидания, гражданин Камикадзе. Фамилии у вас у шведов… Отец, что ли, грузин?
— Отец — швед. Там все написано. Прощай, начальник. Веселого Рамазана тебе!

Журналист А. Белл

А часы у меня настоящие, швейцарские. Разве другому придет в голову идея купить romanson? В Европе это обычное дело.

Связанные записи

Comments

Leave a Reply

Пожалуйста, не надо спама, сайт модерируется.

Чтобы следить за ответами, подпишись на фид: RSS 2.0!