Массовое бездействие или индивидуальная инициатива?

Белорусов будут наказывать за «массовое организованное бездействие».

Белорусов будут наказывать за «массовое организованное бездействие».

На Руси так всегда и говорили: на миру и смерть красна. Поэтому народ так и привык — чуть что не так, сразу массой идти требовать или также массово ничего не делать, чтобы стало “так”. Массовые акции протеста в Беларуси, на мой взгляд, ничего в этом раскладе не изменили в период вступления государства в пучину дефолта. И ничему пока не учат — ни власть, ни простой народ.

Ведь что такое по сути кризис в стране? Это когда нет лишних денег, их приходится зарабатывать с большим трудом, нежели в период благоденствия, напрягать свои извилины, искать креативные решения. Но решения не того, как свергнуть власть Лукашенко — с его уходом ничего не изменится по части кризиса абсолютно. Ведь не батька же деньги от народа спрятал — их просто не стало, они резко обесценились, а еще и долги в 25 миллиардов долларов. Но при этом каждый день необходимо есть самому и кормить семью.

Массовые акции протеста (хоть с действием, хоть с бездействием) не дадут человеку денег на еду, на бензин, на квартплату. Правда, есть одна группа граждан, которая, безусловно на волне активизации протестных акций слегка поправляет свои личные семейные бюджеты — белорусская милиция, получающая дополнительные выплаты за сверхурочную работу и повышенный риск. Та самая милиция, которую все клянут, все же ее и подкармливают. Лукашенко подкармливает, чтобы она сдерживала протестующих (и задерживала), а сами протестующие создают прецедент для увеличения расходов на работу милиции. И ничего личного, нормальный процесс, как взаимно сообщающиеся сосуды.

И так было всегда и везде в периоды кризисов — одни потуже затягивают свои мужские ремни, засучивают рукава и ищут в интернете не лозунги протестных лидеров, а новые перспективные навыки труда, бизнеса, и просто заработка. Когда-то, еще в августе 1991 года, я, прогуливаясь вдоль забора у Белого дома в Москве, обратил внимание на лица граждан, которые собрались поддержать Ельцина в дни объявленного ГКЧП. Они периодически скандировали: “мы победим!” И я тогда подумал, дескать, нет, ребята — победят те, кому будет что есть в предстоящую зиму. Я не знал еще, что Ельцин с Гайдаром отпустят цены с 1 января 1992 года. И эти люди не знали, года стояли за этих людей горой. Но они продолжали защищать эту рвущуюся к власти новую-старую номенклатуру, а я прогулялся и снова отправился на работу (платили там неплохо).

После этого еще был, ударивший нас под дых дефолт 1998 года, но и тогда я не отправился протестовать — деструктивно это, с точки зрения метода выхода из кризиса, личного финансового кризиса. Так всегда бывает, что государство рано или поздно выходит из государственного кризиса, а вот гражданам было бы неплохо подумать о том, что выход из кризиса всего государства отнюдь не означает материального процветания всех его граждан — если они в трудные дни протестовали, а не делом занимались. Каждый своим, но делом, а не бездействием, пусть даже и протестным.

Comments

Leave a Reply

Пожалуйста, не надо спама, сайт модерируется.

Чтобы следить за ответами, подпишись на фид: RSS 2.0!