Эти годы забыть невозможно

Детство в деревне — это купание в нагретой солнцем воде пруда, это игры со сверстниками на мягкой мураве луга, это дни, наполненные как посильной работой, так и множеством ребячьих радостей.

Люди, чье детство пришлось на военную пору, видели только голод, нищету, боль и страдания…

Тамара Константиновна Ермакова родилась в д. Прогресс, была шестым ребенком в семье. Когда ей исполнилось шесть

месяцев, мама умерла, и знает ее Тамара Константиновна только по фотографии, но всю жизнь образ родного человека с ней рядом. Отец плакал: что делать, в доме — мал мала меньше, а крохотулю-дочку нужно накормить, перепеленать, искупать. Как мужчине со всем управиться? На мамины похороны приехала тетя Ефимия Семеновна Ретюнина. Бездетная, она уже воспитала трёх сироток, и взяла маленькую Тамару к себе. Теперь девочка жила на хуторе Онегино. Тамара по малолетству (ей всего-то исполнилось семь лет), плохо осознавала, что такое война, пока на хутор не пришли немцы и не выгнали жителей из домов. Всех довезли до Глазуновки, и там многим удалось убежать, и только 5 семей вынуждены были остаться, чтобы сполна испить чашу страданий, уготованную судьбой. Два месяца прожили в Белоруссии и уже оттуда были отправлены в Германию.

— Два с половиной года мы жили в концлагере, в бараках. Колючая проволока, злой инспектор — все испытано на себе. Тетя меня подстригла коротко-коротко, ведь мы были завшивленные, — вспоминает Тамара Константиновна.

С ними была тетина падчерица с двумя детьми. У девочки заболели глаза, она плакала и просила:

— Мама, принеси водички, я помою глазки и они откроются.

Воду узникам можно было брать только в пруду, больше похожем на лужу. На этой воде готовили, ею умывались, но для глаз нужна была чистая вода. Тетя пошла к дому, стоявшему неподалеку. В каждом дворе была колонка под замком. Тетя попросила воды у немки, но та заругалась, затопала ногами.

— Вот подожди, придут наши, — плакала тетя, ни с чем возвращаясь в лагерь.

У инспектора, злого и жестокого, не раз избивавшего узников за любую провинность, была хорошая, добрая жена. Ее все любили. Она лечила детей (взрослых, как только они заболевали куда— то увозили, больше они в лагерь не возвращались). Она и помогала девочке.

— Кормили нас больше брюквой, — рассказывает Тамара Константиновна. — Весной она уже была подгнившая, и от кухни шел отвратительный запах. Насколько мы были голодные, но эту баланду есть не могли.

Но Тамаре повезло. Однажды к лагерю пришла немка, ее звали овчарница — немка держала огромное стадо овец. Тетя как раз шла на работу, она ухаживала за волами.

— Мне нужна маленькая девочка, — обратилась к ней немка.

— У меня есть две сестрички и одна сиротка.

Немка выбрала Тамару, привела ее к себе домой, искупала, переодела во все чистое, накормила, велела приходить на следующий день. Работа для семилетней девочки была трудной, но Тамара ей очень обрадовалась, ведь вечером она получала горшок супа или каши, и ломоть хлеба со смальцем. Несла съестное в лагерь, где ее уже с нетерпением ждали девочки тетиной падчерицы.

Утром Тамара убирала стол после завтрака, мыла посуду.

— И хоть бы какая крошечка оставалась хлебушка, кашки, все выскоблено, вылизано, вот какие экономные, — говорит Тамара Константиновна.

Затем девочка чистила вольеры двух овчарок (они пасли овец). Хозяйка сама варила для собак суп. А в обязанности Тамары входило кормить животных.

— Мам, сказала Тамара раз тёте, — до чего же суп хорош, которым собак кормят.

— Эх, дуреха, ты его ешь.

— Да у меня ложки нет.

— Ты ладонью зачерпывай, лишь бы немка не видела.

По субботам Тамара мыла полы в доме, а летом у немки начиналось консервирование плодов.

— Уж тут я, пока чищу яблоки, вишни, абрикосы, фруктами досыта наелась, — улыбается Тамара Константиновна, добавляет: — я очень благодарна той немке. Если бы не она, не знаю, выжили бы мы.

По воскресеньям узники не работали. Они собирались во дворе лагеря и женщины начинали крик и плач. Тетина сестра Поля, (ее ребятишки звали няней) в лагере молилась день и ночь. Она выговаривала женщинам:

— Молитесь и все окажетесь на родной земле, Господь вас не оставит.

Так и случилось. Однажды узников не погнали на работу — некому было командовать. К лагерю подъехали наши танки и снова раздался плач, теперь радостный

Домой возвращались в товарняке. Неудобства, теснота не замечались, главное — впереди родина, Россия,

… Тамара Константиновна уже более 50 лет живет с мужем Валентином Александровичем. Вырастили двоих детей. Елену и Раису. Всю трудовую жизнь (а это пять десятков лет) посвятила животноводству. Кто знает, какой была бы судьба Тамары Константиновны, если бы не встретились ей на пути хорошие, неравнодушные люди.

— Я всех их помню, — говорит пожилая женщина.

Верьте в доброту, добрых людей всё-таки на свете больше.

Е. Мусатова
Районная газета «Звезда»
05.08.2008

Связанные записи

Comments

Leave a Reply

Пожалуйста, не надо спама, сайт модерируется.

Чтобы следить за ответами, подпишись на фид: RSS 2.0!