Археологическое «рейдерство»

Стоят ли эти останки неолита того, чтобы запретить строительство Охта Центра?

Если раньше бытовало представление о том, что там, где речь идет о золоте, там всегда найдется повод для войны. В современной России конфликтоемкость золота серьезно потеснена новым трендом — газ, и все что связано с нашим газовым гигантом Газпромом. Как только речь заходит о серьезной инициативе Газпрома, сразу же начинается война.

И если реализация проектов Южный и Северный поток вполне обоснованно вызывает негативную реакцию наших геополитических конкурентов на мировой арене, то остается непонятным другое — откуда такое мощное антигазпромовское лобби внутри России. Ведь, буквально по любой инициативе ГП внутри страны сразу же начинается острейшая полемика, складывается впечатление, что любое инвестирование в культуру России или инфраструктуру городов задевает чьи-то интересы.

Взять ситуацию с тем же проектом Охта-центра, финансируемую Газпромом. На этой стрелке, если кто помнит историю города в ХХ веке, ничего не было, пока в 50-60 годах рядом не построили «спальный» микрорайон (Большая Охта). Были какие-то складские помещения, которые со временем и вовсе снесли. А сама стрелка Нева-Охта так и оставалась достаточно необжитые некрасивым участком современного облика города. На это не обращали внимание долго, понятно, при советах это была восточная окраина рабочая, в девяностых денег не хватало даже на центр Петербурга.

Форт Ниеншанц 500 лет назад (макет)

В современном разросшемся Питере эта стрелка уже перестала быть окраиной, восточнее идет интенсивное строительство новых районов, перестраиваются старые. Но вот кому-то в Газпроме пришла идея построить на стрелке современный Охта Центр, и тут все зашевелились. Откуда-то появились противники строительства, говорящие, что башня испортит внешний архитектурный облик, началась мощная резонансная волна в СМИ, и нашлись спонсоры, оплачивающие сразу аж ДВЕ археологические группы, ищущие очень ценные исторические памятники в этом месте.

Признаться, я не историк, и не могу сказать, насколько ценны для человечества сгнившие остатки деревянных загородок времен неолита или чуть меньше сгнившие остатки фортификационных сооружений шведской крепости Ниеншанц начала XVI века. Мне непонятно другое — вокруг Питера, где ни копни, нарвешься на кости крепостных, найдешь сгнившие плетни или останки фортификационных сооружений. Но нигде не копали и не копают, пока туда не приходит Газпром. Какое-то антигазпромовское архелогическое «рейдерство», честное слово. У меня такое впечатление складывается.

Какое то магическое влияние слова «газ» на умы некоторых общественных организаций. Мы скоро будем бояться вслух произнести слово «газ» в любом контексте, чтобы не набежали археологи, даже если мы соберемся газом баллоны заправить, и даже не горючим, а углекислым газом. Честное слово, ситуация доходит до абсурда, с этим нужно что-то делать. Может быть, провести общественные слушания относительно того, что нам важно из раскопанного для исторического наследия, а что не настолько важно, чтобы запрещать на этом месте возводить современные строения.

Форт Ниеншанц — что осталось на сегодняшний день

Я могу понять берлинцев, парижан или миланцев, которые тщательно берегут существующие исторические строения, и нам бы у них поучиться. Но зачем раскапывать новые, да еще от которых полтора плетня и ров остались всего? Непонятно.

Comments

Leave a Reply

Пожалуйста, не надо спама, сайт модерируется.

Чтобы следить за ответами, подпишись на фид: RSS 2.0!